«Нашествие»: две стороны праздника

9,10, 11 июля Тверская область пережила уже традиционное «Нашествие».

Этот самый большой отечественный рок-фестиваль под открытым небом регулярно проходит на тверской земле.
Первым местом его «прописки» был Эммаус, в 17-ти километрах от Твери. А уже второй год он обосновался подальше: на полпути между Ленинградкой и Конаково, напротив деревни Вахонино, где уже начинаются «предместье» будущего города Большое Завидово, на полях колхоза «Шошинское».
Нынешнее «Нашествие» переплюнуло по грандиозности все предыдущие фестивали. За три дня здесь побывало около 150 тысяч человек. Выступили 130 групп. Причем некоторые выступления были, своего рода, «историческими». Так, на закрытии второго дня фестиваля дала свой самый последний концерт легендарная группа «Агата Кристи». Два с половиной часа старых хитов братьев Самойловых стали «приманкой» для людей, выросших на их песнях. Упитанные московские «менеджеры среднего звена» подхватывали знакомые слова. За сценой гуляла страшноватая барышня с собачкой. Особо зоркие журналисты опознали в ней Валерию Гай Германику, режиссера нашумевшего сериала «Школа». Как выяснилось, Глеб Самойлов – ее новая любовь. Валерия призналась, что так влюблена, что «от любви у нее выросли крылья». Тем временем, изрядно помятый предмет обожания пел на сцене про разные мрачные вещи – он начал петь про них, когда Валерия еще не родилась.

На сцене сменяли друг друга «Ария» и «Кипелов», поделившие между собой любимые песни подростков начала 90-х. Константин Кинчев, православный и великодержавный рокер, носился с микрофоном как молния – невзирая на жару и изрядный возраст. Как всегда, на «ура» прошло выступление «Чижа и Компании» — не изменяя себе, они поют одно и тоже уже лет 20, и имеют успех среди тех, кто помнит эти песни с детства.
Чайф», «Король и Шут», «Сплин», «Ю-Питер», «Мумий Тролль», «Ляпис Трубецкой», «Пелагея», «Машина времени»… Имена говорят сами за себя.
Зажигательные молдаване Zdob Si Zdup заставили публику плясать экстремальные гуцульские танцы под палящим солнцем. Благо, тверские пожарные время от времени поливали народ из брандсбойта – чтобы хоть чуть-чуть восстановить тепловой баланс в разгоряченных головах. Роман Ягупов, лидер группы, после выступления сказал журналистам, что их музыка – против всяких границ. Надо сказать, что в отличие от предыдущих аполитичных фестивалей, на этом «Нашествии» было довольно много политики. Как всегда великолепен был Юрий Шевчук – с его гражданским пафосом и жаждой справедливости. Уже много раз именно ДДТ завершало «Нашествие». Но в этом году, после того, как Шевчук резко поспорил с Путиным о гражданских свободах, народ приветствовал его с особым энтузиазмом.
На двух других сценах – «альтернативной» и «позитивной»- звучали тексты еще жестче. Прибывший на фестиваль губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин поспешил к малой сцене, видимо, чтобы поздороваться с солисткой группы «Блонд-рок», популярной блоггершей Катей Гордон, прославившейся в прошлом году после увольнения с радио «Маяк» за то, что она в прямом эфире сказала Ксении Собчак все, что она о ней думает. «Выбирай свою любовь, выбирай свою свободу, не позволяй никому делать выбор за тебя», — пела Катя. Песня звучала как готовый гимн «цветной» революции.
«Средний класс» (а именно эта категория публики преобладала на «Нашествии») в своих политических пристрастиях колебался от крайне правых к крайне левым. Что характерно, на фестивале было множество партийных флагов – от КПРФ до ЛДПР. Но «Единая Россия», недавно провозгласившая свое намерение идти в люди, заниматься «уличной политикой», даже не пыталась бороться за здешнюю публику – молодую, обеспеченную, небезразличную…
Внешне все прошло замечательно. Но была и другая, обратная сторона.
Видимо, многие решили, что кризис закончился. Вся «неформальная» атрибутика – лишь маскировка чисто коммерческого проекта. Билеты на нынешнее «Нашествие» сильно били по карману: самые дешевые стоили полторы тысячи рублей, билеты в вип-зону – 6000 рулей. Были еще и билеты «супер-вип» — за 60 тысяч рублей. Вы думаете, что входило в эту цену? «Бесплатное пиво, и сидячий туалет» — так описаны преимущества «супер-вип» статуса на сайте фестиваля.
Московскому «офисному планктону» было в радость три дня поваляться в грязи, вспомнить студенческую молодость (публика на «Нашествии» была, в основном, взрослая – цены на билеты были не по карману юным панкам).
По минимальным подсчетам, три дня на «Нашествии» стоили как две недели в Турции в отеле 4*. Самое дешевое пиво – 120-150 рублей, еда – тоже цены космические. Причем несколько человек попали в конаковскую ЦРБ с отравлением: на такой жаре испортиться еде было немудрено, тем более, что правил санитарии никто не соблюдал – ни повара, ни официанты. А самым большим дефицитом была вода. Где-то выдавали ее бесплатно,но мы так и не увидели, где.
В первый день в палатке был найден молодой мужчина без признаков жизни. Экспертиза показала, что тут тоже имело место острое отравление. Но уже алкогольное.
Конечно, по такой жаре не обошлось без солнечных ударов. Но могло бы быть и хуже…
Важнее другое: с точки зрения Конаковского района, это была некая «буржуазная неоколонизация». Пришельцы высадились на нашей территории со своей едой, водой и музыкой. А потом свернулись, и улетели. Руководитель хозяйства «Шошенское», на чьих полях происходило это действо, даже не смог попасть на фестиваль. Ему не дали пригласительного билета, а идти за 6000 рублей на свое же поле, чтобы посмотреть, как его загадили, он, знамо дело, не захотел.
«Вступительный взнос» за торговлю на территории фестиваля был так высок, что тверские и конаковские предприниматели его не потянули. Местный, конаковский бизнес получил подряды на самые грязные работы – уборку мусора, откачку нечистот. Конаковская муниципальная свалка забита, очистные сооружения перегружены…
Организаторы фестиваля договариваются на уровне администрации области. А расхлебывать последствия приходится на местах: в Конаковском районе, в Вахонинском сельском поселении, которое жило все три дня на «осадном положении». В этом году от областной администрации фестиваль курировал замгубернатора Констнтин Зуев. Но отвечал ли бы он, если бы произошло нечто непредвиденное?
Единственный из замгубернаторов, кто действительно координировал работу служб, находящихся в его ведении, на фестивале — Александр Мирошниченко. Милиция, МЧС и т.д. работали четко, и без характерного для прошлых лет перебора с силовыми методами.
Хотя складывалось впечатление, что за оградой фестиваля есть только одна власть – его дирекции. Причем власть эта была довольно сомнительной. По свидетельству тех, кто принимал участие в подготовке и проведении «Нашествия», на фестивале не было единого центра управления, и от действительно больших несчастий просто Бог отвел.
По словам главы Конаковского района Виктора Крысова, если не изменятся подходы к взаимодействию с районом, в следующем году он будет категорически против проведения «Нашествия» на своей территории. Если в прошлом году фестиваль оказался в цейтноте: надо было срочно решать вопросы с новой площадкой, и организаторы были гораздо сговорчивее, то в этом году они буквально «сели на голову» местному сообществу, ни о чем не спрашивая, а просто ставя перед фактом – мол, мы так решили, значит, так и будет.
Руководитель Конаковского рок-клуба не смог аккредитоваться на фестиваль. Тверские группы, получившие право выступить на «Нашествии», поставили на самое невыгодное время – утро пятницы, когда большинство зрителей еще не приехало. Мало того, в этом году от Твери до фестивальной площадки было всего 6 рейсов автобусов – 2 рейса 10 июля, и 4 рейса 11 июля.
Уж не говоря о том, что можно было бы пригласить на фестиваль ребят из местных детдомов, талантливую молодежь из тверской глубинки… Доходов организаторов не убыло бы, но хоть приличия были бы соблюдены.
Словом, состоится ли «Нашествие» в Конаковском районе в будущем году – пока под вопросом.
Мария Орлова

Напишите комментарий без цензуры

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

css.php