Препарированная история или «Пиар» по-чекистски

Удивительная книга вышла в Твери под занавес 2008 года. Несмотря на скромное название – "Управление ФСБ России по Тверской области. 90 лет" – выглядит она просто роскошно. Прекрасное полиграфическое исполнение, мелованная бумага, обилие иллюстраций самого разного рода – в общем, полное соответствие обозначенному в выходных данных жанру презентационного издания. Как же презентует себя одно из крупнейших в Центральной России подразделений уважаемой спецслужбы?

Прежде всего – как хранителя "славных традиций старших товарищей". Именно о них, о традициях, дружно говорят в поздравлениях юбилярам и губернатор Дмитрий Зеленин, и главный федеральный инспектор Юрий Цеберганов, и, конечно же, сам начальник Управления генерал Морев, обещающий никогда не забывать "подвиг своих предшественников", которые, по его словам, "отстояли право наших детей и внуков быть гражданами свободной державы".

Первая половина книги как раз и рассказывает о том, как именно тверские чекисты отстаивали это право. Оставим без комментариев игривые намеки авторов на возможность представить первым тверским чекистом знаменитого путешественника Афанасия Никитина, который, дескать, исполнял в Индии агентурные поручения, данные ему тверским князем.

А вот подлинная история Тверского ГубЧК выглядит странно-пунктирно. Важнейший период Гражданской войны практически опущен. Упомянуто мельком о подавлении антисоветского выступления красноармейцев расквартированного в Твери полка – и все.

Словно и не было крестьянских восстаний едва ли не во всех уездах губернии, подавленных чекистами с отменной жестокостью, не было репрессий против "социально-чуждых", расстрелов заложников и многого другого, о чем пусть и не достаточно, но писалось и говорилось историками, краеведами, авторами воспоминаний и нами, "мемориальцами", тоже.

Также мельком проскакивают авторы книги (укрывшиеся под странным коллективным псевдонимом "руководители и сотрудники подразделений") и ГПУ-шный период своей истории. Им явно нет дела как до поминаемых во всех тверских храмах священномучеников и исповедников, принявших мученический венец из рук гэпэушников, так и до бастовавших рабочих, с которыми расправлялись куда круче, чем в "царские" времена.

Помянули про борьбу с меньшевиками и анархистами (их-то как раз были считанные единицы), да про "партизан" на границе Смоленской и Тверской губерний, на 32 человека имевших 12 единиц оружия, — и всё. Кажется, не стоило бы держать против такой малости столь солидный карательный аппарат…

Но вот доходит повествование до 1930-х годов, до Большого террора, и тут на просторе аж целых ТРЕХ страниц словно бы усовестились господа специсторики – заговорили о масштабах репрессий, о том, что "грубейшим образом попирались конституционные нормы, права и свободы граждан" и даже документ воспроизвели, ясно показывающий, какими методами добывались нужные показания от подследственных.

Однако на большее их не хватило. Все остальное – сплошной панегирик "славным предшественникам", украшенный пересказом многократно описанных операций против монархистов и Савинкова, организованных Артуром Артузовым, связанным с Тверской губернией лишь местом рождения, но никак не деятельностью.

А вот о действительно знаменитой – во всемирном, можно сказать, масштабе — "операции" калининских чекистов по истреблению весной 1940 года более шести тысяч польских военнопленных в книге даже не упомянуто.

Зато руководивший ею майор ГБ Дмитрий Токарев, возглавлявший Калининское УНКВД с 1938 по 1945 год, предстает в книге героем сугубо положительным: организатором масштабной работы по укреплению тыла, по борьбе с вражеской агентурой и т.д, и т.п.

Интересное совпадение: в декабре 2008 года сотрудники Государственного мемориального комплекса "Медное" подготовили выставку о репрессиях во время войны, в которой использовали ту же фотографию Токарева, что и "историки" из ФСБ. Но здесь он выглядит далеко не столь положительным. А уж материалы сляпанных его подчиненными "дел" и вовсе приводят в трепет.

Да и масштабы репрессий военных лет на территории Калининской области не уступают, а, возможно, и превосходят по размаху террор 1937-1938 годов.

Если о них летописцы Тверского УФСБ умудрились ничего не сказать, то времена КГБ предстают в их описании и вовсе кристально чистыми.

Огорчают их только кадровые сокращения, предпринятые не любившим чекистов Н.С.Хрущевым, да осложнения, вызванные горбачевской перестройкой.

Слово "диссиденты" в книге разок встречается, но почти нейтрально: приходилось, дескать, и такой ерундой заниматься. Зато слова А.Д.Сахарова о том, что "КГБ – единственная некоррумпированная государственная организация" использованы в качестве эпиграфа.

А о том, как калининские гэбисты преследовали и организовывали провокации против Сергея Ковалева, Вячеслава Бахмина, Иосифа Дядькина и многих других, естественно, ни слова.

Явно не вникли чекисты и в очевидный подтекст сахаровской фразы, сводящийся к тому, что служили-то они верой и правдой насквозь коррумпированному государству.

О том, какому государству ныне служат наследники ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ, можно судить по стойкости традиций, сохранившихся со времен полновластия упомянутых аббревиатур.

Впрочем, анализом подобного рода авторы книги не затрудняются. Раздел, посвященный деятельности нынешнего УФСБ, написан настолько нудным языком и настолько обтекаемо, что составить какое-либо внятное представление о ней почти невозможно.

Наше внимание привлек единственный абзац, в котором речь идет о неправительственных организациях, "которые декларируют принцип свободы, демократии и закона", но свои усилия при этом "направляют на лоббирование интересов иностранных государств, оказывающих им финансовую поддержку, предпринимают попытки по захвату информационного пространства, занимаются сбором материалов о социально-политической обстановке в регионе, руководителях органов власти и управления".

Прочитал сие, и еле удержался от порыва немедленно явиться с повинной: это же о нас, о Тверском "Мемориале"! Правда, насчет "захвата информационного пространства" сказано слишком круто – оно уже настолько захвачено чиновниками, что опубликовать у нас хотя бы эту рецензию нечего и пытаться.

Да и лоббировать иностранные интересы нам незачем — живем-то мы здесь, в Твери, и уезжать отсюда не собираемся. А вот социально-политической обстановкой, как и деятельностью руководителей региона, мы действительно интересуемся, поскольку это напрямую касается законных прав и интересов жителей области, и указанные принципы не только декларируем, но и следуем им. Иначе какие же мы граждане?

Правда и то, что деньги из иностранных фондов мы хоть и редко, но получаем. Однако средств нашей небольшой организации явно не хватило бы на подобное презентационное издание. А жаль: мы могли бы дать версию истории Тверского ВЧК-КГБ куда более правдивую, чем та, что распространяется за счет средств российских налогоплательщиков.

Но, похоже, с позиций чекистского "пиара" историческая правда соответствует лишь иностранным, а не нашим собственным интересам.

Об авторе: Сергей Глушков, Тверской "Мемориал" (www.hro.org)

Напишите комментарий без цензуры

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

css.php