Россия и Беларусь: на перепутье веков

В последние годы сознанием наиболее креативных и дальновидных представителей элиты Республики Беларусь, так же как и сознанием наиболее талантливых, дальновидных, мыслящих целыми историческими эпохами представителей элиты РФ в последние годы, овладела идея т. н. модернизации.  В ближайшие годы нас ожидает третья по счету технологическая революция.

Революция в самом подлинном смысле этого слова, заключающаяся не в смене лишь одежды на обществе на более яркие и либеральные наряды, а в изменении основ нашей жизни. Большинство тех, кто сегодня интересуется социально значимыми вопросами, тех кто активно пытаются участвовать в жизни общества — люди массовых интеллектуальных, творческих и околотворческих профессий (их сегодня называют средним креативным классом) не понимают сущность предстоящего нам перехода — они видят только внешнюю сторону, только стилевые особенности управления обществом. Во время первой технологической революции, т. н. неолитической революции, около десяти тысяч лет назад, по некоторым оценкам погибли до девяти десятых жителей Земли. Остальные выжившие десять процентов выжили благодаря действиям своих дальновидных лидеров.  Они остались в исторической памяти — в мифах и легендах — в образах культурных героев, принесших своим выжившим народам новые технологии жизни и широко внедривших их в повседневную жизнь своих соплеменников. Очень может случится, что нынешняя технологическая революция будет происходить не менее сложно, чем первая. Представители массового творческого класса не понимают этого. В основной своей массе его представители люди добросовестные, ответственные с интеллектом и креативностью несколько выше среднего уровня. Они поднялись над всеобщей охваченностью своих помыслов лишь бытовыми проблемами, но они не достигли вершин мышления и творчества. Пока среднему креативному классу доступно творчество лишь среднего уровня и соответствующее ему мировоззрение, со всеми его ограничениями по дальновидности и широте. Технологическая революция, ее успех, выживание целых народов, по всей видимости опять будет зависеть от немногих «культурных героев». Тех, кто могут стать такими новыми «культурными героями» совсем немного. Их выбивают со своих позиций своими недальновидными действиями мировые и национальные элиты. Некоторых устраняют физически, причем даже во вред своим актуальным средне и долгосрочным интересам самих же устранителей. Некоторых просто пытаются оттеснить на периферию социальной жизни. На место творцов новых форм социальной жизни приходят крепкие администраторы, очень хорошо умеющие управляться со сложными социальными системами, но вряд ли готовые превратиться в новых «культурных героев», в новых «спасителей».

Таких вот потенциальных новых «культурных героев» остается немного, и по моему частному, мнению сама жизнь и тенденции социальных изменений даже в близкое время, толкают их на встречу друг другу. От их совместного действия многое могло бы меняться. Старая традиция плохо понятого учения исторического материализма под разговоры об учете влияния личности в истории не видеть всю широту возможностей влияния отдельных людей на ход исторических процессов глубоко внедрилась в повседневное сознание. Сложно, без специальной подготовки, избавиться от этого предубеждения. Лучше всего избавляться от этого недооценивающего предрассудка на конкретных исторических событиях. Например, в сороковом году секретарь Канцлера Германии Гесс по личной инициативе, не ставя в известность о своей инициативе Канцлера, осуществил перелет в Англию, с целью заключить военный союз между лидерами Германии и Англии. Не важно, что в той ситуации человек по фамилии Гесс, руководствовался лишь простыми карьерными соображениями стать человеком номер два в Германии, и не думал, к примеру, о самореализации в осуществлении каких-нибудь значимых для него проектах. Если бы тогда его миссия завершилась успехом, и удалось бы заключить соглашение между лидерами Германии и Англии, вторая мировая война могла бы иметь совсем другой исход. Не было бы стратегических бомбардировок немецкой промышленности сорок третьего года, уничтоживших возможности для борьбы немецкой армией. Был бы второй фронт, но уже не во Франции, а на Кавказе и Средней Азии, и уже не против Германии. Был бы открыт третий фронт Японией на Дальнем Востоке. Вместо Великой Победы сорок пятого года было бы Великое Поражение. Много таких примеров в мировой истории, демонстрирующих, что Великие Лидеры, и взаимоотношения между Великими Лидерами могут развернуть реку истории в противоположном направлении.

По моему частному мнению, провести т. н. "модернизацию" исключительно внутренними силами РБ или даже с привлечением сил таких стремительно развивающихся стран как те же Индия или Китай можно будет хоть и не с нулевой, но с весьма и весьма не гарантированной вероятностью успеха. Видимо, все же, наиболее прямым путем к этой цели, мог бы стать путь, проходящий рядом с путем РФ. Особенно рядом с путем тех ее, в самом справедливом смысле этого слова, наилучших представителей, кто как и наиболее дальновидные и креативные представители белорусского руководства очарован идеями масштабных технологических преобразований. Тех в РФ, которые действительно и искренне озабочены организацией технологических прорывов в ряде материальных и социальных технологий, и имеют необходимый личностный потенциал и внешние возможности в продвижении своих целей. В этом совместном "предприятии", совместном проекте по широкому внедрению в свои общества новых материальных и социальных технологий, РБ могла бы стать, пусть и младшим, но и вполне равноценным партнером. 

Комплекс идей о том, что РБ будет осуществлять этот процесс не самостоятельно, а в тесном партнерстве с теми, кто действительно способен далеко продвинуться на этом пути, будет выглядеть значительно более убедительно для аудитории. К примеру, если идея о развитии медицинских технологий и самостоятельной разработки технологий неограниченного продления жизни силами РБ если как-то и сможет быть воспринята массовым сознанием, то идеи захватывающих воображение космических программ силами РБ не выглядят убедительными. Но участие РБ (пусть и на вспомогательных позициях) в таких программах как, пусть пока и достаточно фантастичная биотехническая программа 2045, или проекты того же Роскосмоса (пусть пока тоже еще больше PR-ровские и несколько фантастичные) будут выглядеть как реальные шаги. Это создавало бы больше оснований для развития массового энтузиазма и появления социальной активности в социально-полезных направлениях, у большого количества молодых не растративших еще с возрастом своей пассионарности, включаемых (пусть даже на первом этапе номинально и декоративно) в реализацию этих программ.

Как представляется мне, как сугубо часному лицу (но я весьма надеюсь, что моя частная точка зрения все же во многом отражает реальные возможности) у РБ есть ресурсы, благодаря которым она могла бы участвовать в этом совместном (с наиболее жизнеспособной power РФ) модернизационом процессе на достойной позиции. Вряд ли этим ресурсом можно было бы посчитать промышленные предприятия РБ и возможность их существенного включения в проекты типа Сколково, в качестве ключевых элементов. Безусловно, эти предприятия весьма интересуют определенные группы силы и влияния в РФ далекие от вопросов модернизации и тотального внедрения инноваций.  Но вряд ли они могут быть в фокусе интересов тех, кто ориентирован на российскую модернизацию. РБ, с моей частной точки зрения (но, как я надеюсь, выходящей за рамки единичного мнения) менее интересна со стороны ресурсов для развития материальных технологий. Более было бы интересно ее участие со стороны развития на ее территории социальных технологий, необходимых для продвижения союзного процесса "модернизации".

С этой точки зрения я вижу 4 ключевых ресурса:

1. Высокая степень централизации власти в РБ, отсутствие различных power внутри власти, различных хорошо организованных групп внутри власти, и отсутствие различных power  вне власти, носящих маски различных оппозиций. Это может позволить проводить систему мероприятий по подготовке к поддержке процесса модернизации на тех или иных территориях РБ без значимого противодействия.

2. Отсутствие культурных и языковых барьеров между жителями РФ и жителями РБ — потенциальных активных сторонников модернизации.

3. Удобное расположение РБ, позволяющее организовать ее массовое посещение потенциальными активными сторонниками союзного процесса модернизации как из РФ, так и ЕС.

4. Около пятисот тысяч учащихся старших классов, колледжей, младших курсов ВУЗов в РБ. Несколько миллионов таковых в РФ проживающих на территориях близких к Республике Беларусь.

Мне то, что сейчас осталось от Советского Союза напоминает Священную Римскую Империю Германской Нации, которую можно рассматривать как остатки империи Фридриха Барбароссы или, даже, империи Каролингов. Если следовать этой же аналогии, компактную, независимую РБ можно было бы рассматривать как какое-нибудь независимое государство в Северной Италии четырнадцатого-шестнадцатого веков. Ну например, как Флоренцию или Милан. Та же Флоренция, возглавляемая знаменитыми Медичи, которых современные им феодальные элиты осуждали за нежелание делиться с ними влиянием, и распределять власть среди нескольких олигархических центров.  Во Флоренции, благодаря Медичи, в самом начале второй технологической революции человечества, получили развитие некоторые гуманитарные технологии, которые потом изменяли мышление и психологию будущих участников Промышленной Революции, и способствовали в дальнейшем и внедрению в жизнь материальных технологий. Тогда, там, возможности благоприятного расположения и централизованной мобилизации ресурсов были реализованы, и превратились в высшие  достижения гуманитарных технологий.

Для процесса модернизации, создание и репликация поддерживающих ее социальных технологий, не менее важна, чем ее сторона по созданию, коммерциализации и тотальному внедрению материальных технологий. Она ведь должна иметь для своего успеха то, что в "марксизме" называется "социальная база". И эта "социальная база" должна будет превысить какую-то критическую массу по количеству ее участников для успеха союзного процесса модернизации. К примеру, без такой массовой социальной базы, подготовленной в таких общественных неполитических организациях как ОСОАВИАХИМ  и пр., вряд ли получилась бы "модернизация" тридцатых годов в СССР и в других странах.

РБ могла бы специализироваться на развитии и массовом внедрении поддерживающих социальных технологий в общем союзном процессе модернизации, как и для своих внутренних нужд, так и для нужд в продвижении модернизации в РФ, а также на территории других государств.

Задача эта, конечно, не простая. Она далеко выходит за рамки фольклорного варения каши из топора. Конкретного рецепта этой каши пока нет почти ни у кого на этой прекрасной Земле. Нет даже у тех, кто предлагает коллективно читать книги за немалую ежемесячную членскую плату и кто, по формальным признакам, как бы, имеет большой, как бы, опыт специфической, как бы организаторской деятельности. Понадобятся те, кто представляет, как они конкретно будут изобретать этот рецепт и тут же по ходу изобретательского процесса будут варить "кашу" из топора РБ, РФ, и прочих прилагающихся ресурсов.

Данила Серов

2 Комментарии

  1. Мое мнение :

    Модернизация в РФ и БР идет исключительно в сторону деградации Великих народов! Ну не нужны власти умные решительные нации!

  2. Краткость - сестра :

    Пейсатель, твои бредни можно уместить в 2-3 обзатца. Остальное ахинея, за уши притянутая.

Напишите комментарий без цензуры

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

css.php