Хроника вранья и бреда

Представляем вашему вниманию шуточный фельетон, рассказывающий о буднях несистемной оппозиции

Несмотря на недавно принятый Закон против фэйков, всяческой грязи бреда в нашем сегменте Сети пока не убавилось. Наоборот, как только началась весна, «весеннее обострение» заставило правозащитников, демократических журналистов и других шизофреников встрепенуться. Потоки их псевдоинтеллектуальных испражнений залили социальные сети и блоги сильнее, чем талые воды улицы некоторых неблагополучных райцентров

 

              Конечно, можно было бы обсудить выходки информационных хулиганов в Интернете, но, внезапно, что называется, повезло. А лучшее, как известно, враг хорошего. Не пришлось собирать бредни демшизы в соцсетях.

              Один из наших внештатных корреспондентов совершенно случайно зашёл в кафе выпить чашку чая. И всё было бы нормально, но в глаза бросилась не вполне привычная обстановка. Со всех сторон к кафе стали стекаться «хипстерного» вида граждане на гироскутерах, а официанты в кафе стали спешно выставлять клубничный смузи, хачапури, ингушкую водку, элитный польский самогон, львiвскую горилку и дико модный в определённых кругах в последний месяц коктейль «Слеза Мордехая». А уж когда на стене был спешно повешен сам Мордехай (пока, к сожалению, только в виде портрета) и в зале стали звучать попеременно то творчество Окуджавы, то «Семь-сорок», то «Хава нагила», то жалостливая песня про умирающую собачку «щенявмерла» стало окончательно понятно – в кафе намечается большой сходняк «демократической оппозиции». Тут уж было бы просто неразумно судить об этой публике по Интернету и проигнорировать возможность увидеть вживую всё это выступление клоунов большого и малого погорелого оперного цирка.

              Вскоре из разговоров стало ясно, что демократическая общественность собиралась не просто так. Впервые в городе, совершенно случайно, всего на один вечер, проездом из Риги в Одессу, оказался сам знаменитый Соломон Хайкин, рукопожатнейший из правозащитников, первый секретарь московского горкома Креативной Партии Свободы Совести, ближайший помощник легендарного Льва Натановича Щаранского. Тот самый, про которого было сказано, цитирую: «у России только два союзника – Щаранский и Хайкин». Именно на встречу с этим столпом правозащитного движения и собирались его сторонники. Хайкина они характеризовали как «защитника Химкинского леса», «шатателя гнилого режима», «главу «протестного культа», «одного из основоположников «щаранизма-хайкинизма» и «спецпредставителя Брайтона в России».

              А пока сам знаменитый гость задерживался, немногочисленная, но шумная толпа собравшихся в кафе диссидентов и «открытчиков» коротала время за разговорами, паря вейпами и, с осторожностью, выглядывая в окна – нет ли поблизости полицейских – прихлёбывая из под полы чаёк з Майдану.

              — Вы слыхали новость? – начал кто-то. Главного редактора американского сайта, пишущего про Тверь, вызывали в Москву, на ковёр, так сказать, к начальству. И в «Жан-Жаке» сам третий секретарь посольства США в России битый час его отчитывал за то, что в своих статьях слишком редко цитирует изречения Отца Русской Демократии Льва Натановича Щаранского!

              — Не может быть!..

              — А ещё самого Маккейна ученик!..

              — А ещё в рукопожатное общество затесался…

              Сам редактор сайта сидел красный как рак. Он слышал весь этот разговор. И ему было очень стыдно, что он не цитирует Светоча.

              — Вы в каком полку служили? – участливо спросил тесно связанный с Западной Украиной бизнесмен Строкань у двух молодых людей с причёсками в виде чуба, на рукавах которых виднелись жёлто-голубые и красно-чёрные повязки. Молодые люди сидели молча, не зная, что ответить. Они служили в карательных отрядах УНА-УНСО и не имели ни малейшего представления о полках, батальонах и воинских частях, равно как и о воинской дисциплине.

              — Мужайтесь, заграница нам поможет! Америка с нами! – Добавил, шмыгая носом, Строкань и отправился к соседнему столику, где сидела журналистка Орлова, в «зелёную газету» которой он вложил денег больше, чем в батальон Семэна Семэнченко.

              — Мне было видение! – закатив глаза, начала Маша Орлова. Явился мне, как наяву, покойный Гена, и сказал, что Торжокский район отныне сакральное место, Гиперборея вся из него вышла! Да как они вообще смеют в этом правительстве его с чем-то объединять! Да как у них руки не отсохнут!!!

                            — Это ещё что, ерунда всё. Не стоит обсуждения. Я вот слышал, что собирались на необитаемом острове в обстановке строжайшей секретности, терран Влад Путин, Ким Чен Ын, Башар Асад, Николас Мадуро и аятолла Али Хаменеи. Готовят всемирный заговор. С целью разрушить Свободный Мир. Планируют убить шестнадцатую любовницу адвоката Ходорковского. Исполнителем этого злодеяния будет главный Генерал-Маршал ГРУ.

              Эта байка вызвала недовольство толпы. – Да откуда ты всё это знаешь? – зашумели демократические общественники.

              — Как откуда? Так сам Генерал-Маршал мне об этом и рассказал, мы водку вместе пили. Именно так всё и было. Ему уже за эту спецоперацию четыре Георгиевских креста вручили, авансом. А когда выполнит задание, ещё восемь крестов получит.

              — Так, а что, этот Николас, жив ещё что ли? А то было слышно, что Рогозин его утопил, для опытов — вставил не к месту кто-то.

              — В остальном мнения разделились. История казалась невероятной. Часть собравшихся в неё поверили, часть нет. В итоге, сошлись на том, что целому адвокату самого Мошиаха пятнадцатью любовницами обходиться негоже, что он, мальчишка с улицы что ли. Когда у обычного султана какого-то там заштатного Брунея сорок жён! Рыцари Немцова Моста этого злодейства не допустят, да помогут им их небесные покровители святая Боннэр и святой благоверный паладин Джон Маккейн…

              — А ещё у Путина личный капитал 200 триллионов долларов… Правда хранит он его не в долларах. 100 триллионов – в биткоинах, а остальные 100 – в гривне.

              — Нет, ну это ещё что. А вы, например, знали, что все без исключения официанты в заведениях фастфуда переодетые агенты КГБ, в звании не ниже майора? Они туда специально внедрены, их задача оппозиционерам нарочно гамбургеры и шаварму пожирнее подсовывать, чтобы они никогда лишний вес сбросить не смогли… Вот уж воистину безгранично коварство тирана…

              Наконец в дверях появился тот, ради кого, собственно и собрались – Соломон Хайкин. Его сопровождал, помимо других диссидентов, странный человек, весь в наколках, что вызвало, поначалу, некоторое недоумение в зале. Но демократический лидер на то и демократический, он охотно рассказал собравшимся – что это Артур Кисловодский, его друг и верный сторонник с 90-х. С того времени, как Хайкин при помощи великого диссидента отмазал Артура от тюрьмы, когда злые тоталитарные чекисты с совковым мышлением возбудили против этого честнейшего и порядочнейшего человека уголовное дело по совершенно пустяковому эпизоду о тройном убийстве. Он сопровождает Хайкина временно, пока начальник его личной гвардии ичкерийский правозащитник и полевой адмирал Елдаев занят более важными делами – со слов Соломона, «режет «вату» где-то под Славянском… А ещё Артур Кисловодский даёт гранты на развитие оппозиции…

              После слова «гранты», как по волшебству, все успокоились. Это слово манило собравшихся, притягивало магнитом. Недоразумение было полностью исчерпано.

              После вступительного слова перешли к главному. То есть к распределению должностей.

              — «Радостную весть привёз я вам из Риги!» — прокричал Хайкин. Ваш земляк Артём Важенков избран в совет «Открытой России» в числе 13 членов! Они и станут Советом Министров после падения «Мордора»!

              Многие читали об этом до начала встречи, но услышать такое лично от «бубнового туза» оппозиционной колоды местным диссидентам было приятно. Зал одобрительно загудел. Зазвенели стаканы с элитным польским самогоном. Пили за состоявшуюся политическую карьеру Артёма.

              — А как насчёт Артёма Гончарова? – спросили из зала. Он нам говорил, что его назначают мэром Твери, всенародно избранным Госдепом США.

              После чего на сцену поднялся Артём Гончаров.

              — «Товарищи, товарищи» — спешно затараторил он. Всё правда, я должен был рассказать вам раньше. Как только несущие Свободу «Томагавки» сравняют с землей Кремль и по Тверской помчатся «Абрамсы» с Аркадием Бабченко на броне, меня на следующий же день утвердят мэром Твери. Мне это сам будущий президент Леха Навальный лично обещал, не просто обещал, а на конституции США поклялся и трижды купюру с Джорджем Вашингтоном поцеловал. И я тоже Лехе на верность что-то там целовал. И стараюсь, отрабатываю клятву, митинги вот собираю, листовки за Леху все мои помощники денно и нощно без устали раздают. Я вот только переживаю, что обо мне думают на Брайтоне, утвердит ли моё назначение Креативная Партия Свободы Совести, поддержит ли меня Лев Натанович?

              — «Обязательно утвердит» — решительно заявил Соломон Хайкин. Я сам лично, как только буду в Нью-Йорке, сразу же пойду в трактир «Матрёшка» к Льву Натановичу, просить о утверждении нового мэра Твери.

После этого обсуждение в зале накалилось и возник риторический вопрос:             

— А Вадим Соловьёв? Его, его куда?

              После недолгих споров остановились на том, что Вадим Соловьёв станет народным губернатором великой и независимой Тверской народной республики от Медного до Эммауса включительно.

              Из зала поступил вопрос про Торжок, про угнетение маленькой, но гордой Лашиной кровавым режимом.

              Соломон Хайкин поначалу растерялся. Он не имел ни малейшего представления о том, что такое есть Торжок и с чем его едят где он находится. Он вообще не знал никаких городов Тверской области, ну, кроме Клина. После того, как местные сторонники объяснили ему, что это город, райцентр, Хайкин быстро «взял быка за рога».

              — «Даёшь независимость Торжокского района» — надрывно вопил он в микрофон. Даёшь Торжокское свободное государство! Лашину – в президенты! Нет, не в президенты, в военные диктаторы! Ведь молодому государству придётся отражать агрессию путинских танковых орд, уже окружающих Торжок! Америка не допустит разгрома независимой Торжокщины! Наш батька-атаман гетьман всея Украины пан Володимир Зеленьский признает независимость Торжка!» — и – гораздо тише, чтобы слышал не весь зал, а только ближайшие сподвижники – «признает, признает, вы только не забудьте Бене Коломойскому его положенный гешефт вовремя занести. И Хуан Гуайдо признает».

              Но его слова о путинских танковых ордах, окружающих Торжок, нисколько не впечатлили собравшихся. Они регулярно читали в ЖЖ блогера Эль-Дурида и знали, что боевики ИГИЛ сожгли в Сирии восемьдесят тысяч российских «Армат». И это только за прошедшую неделю.

              Гораздо больше рукопожатную общественность беспокоило другое. Многие хотели бы видеть во главе независимого Торжокского государства Марину Белову, о чём и шептались между собой. Но открыто спорить с ближайшим помощником Щаранского никто так и не решился.

              Спросили, какая карьера в прекрасной России будущего ждёт Максима Новикова. Не благоволят ли его высокоповажность Лев Натанович назначить Максима министром, например, территориального развития.

              — «Да вы что, вы что такое говорите!» — возмутился Хайкин – что за бред. Куда такому мужественному борцу за права меньшинств прозябать на столь мелкой министерской должности. Он поедет в пресветлый «Валинор», в Оплот Свободы, там его ждёт почётное служение на должности помощника вахтёра в мавзолее сенатора Джона Маккейна, безжалостно отравленного агентами КГБ. Новиков великий человек, он это заслужил.

              — Да Америка уже не та, сказал один из гостей мероприятия. Мало того, что мы вынуждены терпеть полковника КГБ Дональда Трампа, или как там его на самом деле, Данилу Козырного, в Белом Доме, так ещё и поставили спектакль «Клептократия». Не в России, в Оплоте Свободы поставили! Да как они вообще осмелились! Против Мошиаха рот открыть! Против шестьсот четырнадцатой заповеди Торы! «Это что, Америка?» — задавался вопросом оратор, неосознанно, скорее всего, цитируя Владимира Вольфовича.

              Соломон Хайкин не мог ничего сказать. Было видно, что он люто ненавидит звериной ненавистью и спектакль «Клептократия», и режиссёра, который его поставил, и артистов, которые в нём играют, и зрителей, которые его смотрят. И конечно, персонально террана Путина, который, несомненно, дал приказ поставить спектакль и самолично написал для него сценарий. Но он ничего не мог сказать, только изо рта шла пена, а взгляд был бешеный.

              Минут через 10 он смог, наконец, взять себя в руки и вернуть себе дар членораздельной речи.

              — «Вывести немедленно, немедленно, немедленно вон из зала эту чекистскую мурзилку!!! Вон! Вон! Вон отсюда эту марионетку Кремля! С глаз моих долой!!!» — кричал Соломон Хайкин. Пока Артур Кисловодский с бритыми «братками» заламывали несчастному руки за спину, Хайкин вскочил, подбежал к «люстрируемому» и отвесил ему, уже лежащему на полу (несчастному ещё повезло, что иметь дело пришлось не с Х. Елдаевым) несколько размашистых пинков. После того, как экзекуция завершилась, вернулся и торжественно, надуваясь от чувства собственного превосходства, объявил: «в рукопожатном демократическом обществе всегда категорически запрещается явное или тайное оскорбление Соединённых Штатов Америки. Тем, кто отступил от этого принципа, не место среди нас».

              Этот инцидент заставил всех демократов вспомнить о необходимости массовых люстраций. Принялись составлять списки, кого в прекрасной России будущего люстрируют первыми. Посыпались фамилии журналистов, чиновников, депутатов. Если для оппозиции и есть в жизни занятие, ещё более увлекательное, чем распределение должностей в будущем правительстве, то это, конечно, составление люстрационных списков. Ведь каждый совестливый правозащитник твёрдо знает, что истинная Свобода и Демократия они наступают лишь тогда, когда всех несогласных помещают в свободные и демократические концлагеря, вроде Гуантанамо или Аль-Рукбана.

              По степени значимости для демократов составление люстрационных списков может сравниться лишь с распределением грантов.

              За этим увлекательнейшим процессом вечер прошёл незаметно. Когда толпа начала расходиться, самый большой и толстый демократический журналист кричал вдогонку: «не забывайте оставлять чаевые! Не забывайте оставлять чаевые! Помните, швейцар Изя тоже человек!» Те, кто посетил заведение впервые, неохотно бросали мелочь. Завсегдатаи же лишь слегка усмехались. Они-то знали, что в кафе нет швейцара Изи. И вообще никакого швейцара нет. И никогда не было.

              Соломон Хайкин уехал в приподнятом настроении. Заявив напоследок, что здешний чад кутежа почти не хуже, чем в трактире «Матрёшка» на Брайтоне или даже на вилле в кантоне Санкт-Галлен. Наступила ночь. Генеральный Прокуратор, пересчитав остатки от грантов, уехал в сауну, лично снижать социальную ответственность местных девушек. На лавочке в соседнем парке пили львiвскую горiлку народный мэр с народным губернатором…

А в соседнем круглосуточном «Макдональдсе» некий человек проедал хотя и мизерные, но реальные чаевые своего вымышленного друга, швейцара Изи…

 

ИГИЛ – экстремистская организация, деятельность которой на территории РФ запрещена решением Верховного суда от 29 декабря 2014 года

 

Написано 01 апреля 2019 года.

Художественный юмористический рассказ.

Любые совпадения случайны.

Автор выражает личную благодарность Льву Натановичу Щаранскому и КПСС (щ)

13 Комментарии

  1. Интеллигенция г. Арзамаса :

    Бред какой-то. Автор как будто сам с собой ведет беседу, а для читателя непонятно, о чем идет речь, так как кроме самого автора никто больше не в теме. Но по мере чтения складывается впечатление, что он пытается облить всех упомянутых в статье людей говном. Интересно, когда он успел с ними всеми разосраться? Количество закиданных какашками персонажей очень впечатляет — оппозиция растет как на дрожжах, и интересно бы знать — почему? Предположу, что питает ее политика Исаковых, Овсянниковых, Бабичевых, Белорусовых, Зайцевых и т.п. Всех, кого тут критикуют члены неоппозиции обворовали, грубо оттолкнув от бюджетного пирога и продолжают пинать ногами, чтоб снова к нему не подползали.

    1. толя :

      Не задумывайтесь. Молчите. И не забывайте надувать щеки.

      1. Люба Распопова :

        А чё такое не так со щеками? Ты бзднул что-ли? Пишешь от имени Белорусова? Скажи ему, чтоб не бздел

  2. Розовый воришка :

    Цитата: «По степени значимости для демократов составление люстрационных списков может сравниться лишь с распределением грантов».
    В ТО распределением грантов, часом, занимается ни Владусик Белорусик? Говорят, он в гордуме, воровал деньги, выделявшиеся для представительских целей «на кофе» — порядка 10 млн. на год.

    1. толя :

      Хорошо излагает, собака.

      1. Галя :

        Толюнчик, может косячок забьём? Ты как неоппозиция будешь спонсором, ладушки?

        1. толя :

          Косячек опозиция будешь забивать на беломорканале в виде свай.

          1. Швабра в ж...пу :

            А если тебе косячок забить в задний проход, ты сексуальную ориентацию поменяешь?

  3. Никотин :

    Интересно что автор курил?

    1. Сэр Гандонио :

      Сушёный навоз, не иначе. Коровы, пожевавшей конопли.

  4. Заказуха, чернуха, мокруха и порнуха :

    Действительно, тема специфическая. Многое непонятно. В следующий раз автору надо больше поработать.
    ПС. Тема Белорусова, Бабичева, Овсянниковой, Исакова и пр. в развале СМИ вообще не раскрыта. Народ совсем оскотинился и озверел, все друг дружке врут и гадят, а эта банда четырёх штаны в правительстве протирает и публикует заказные статейки, масла в огонь подливает.

  5. Позор Исакову! :

    Почему-то сотрудников правительства не включили в фельетон, а ведь, рыба гниет с головы. Наверное сыканули, так как те три штуки СМИ, которые они держат на бюджете, представляют очень жалкое зрелище. Их почти никто не читает, да и пишут в тех СМИ в основном галимое вранье, так как опытных журналистов выгнали с работы, а набрали шелупонь с уровнем развития комментаторов из Вконтактика.

  6. Омбудсмен :

    Да,Тверь не лыком шита! В ней даже клеветоны могут сочинять.Может кто до щедрого Салтыкова поднимется.Правда, он чиновником был высших чинов и должностей

Напишите комментарий без цензуры

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

css.php