Абдулла Экаев: «Моя борьба»

Тверской адвокат рассказывает историю своего исчезновения из публичного поля

           Во второй половине дня, 6 июля 2023 г. в Твери была проведена операция по задержанию человека, подозреваемого в преступлении. Этим человеком был я – Абдулла Экаев. Само задержание выглядело следующим образом. Поприсутствовав в этот день в судебном заседании   Московского районного суда г.Твери, я выехал в военно-следственный отдел СК, расположенный на углу Советской и Студенческого переулка. Там   было назначено одно непродолжительно следственное действие с участием  моего  подзащитного солдата срочной службы. Что бросилось в глаза, так это суетливость следователя.

           Причина   стала понятна после выхода на улицу: в метрах 5-7, стоя по краям тротуара,    меня ждали трое бойцов спецназа в масках и во всеоружии. Был также «УАЗик» на углу с открытой задней дверью. Я не скажу, что рассмеялся, но улыбку эта ситуация  у меня все-таки вызвала: я почему-то вспомнил слова одного высокопоставленного чиновника в Москве в период моей службы в ОБХСС. Мне довелось тогда вести разработку работников  гастронома  ГУМ в Москве и его директора Бориса Тверетинова. Я и мой коллега Александр  Лоевский «брали» этого чиновника на Старой площади  при выходе из ЦК КПСС. И не было при этом ни «масок-шоу», ни пистолетов у нас.   Мы подошли к нему сзади, а он, оглянувшись, спросил: «Хлопцы, вы наверно за мной?».  Тут же возле нас остановилась черная «Волга» и мы ответили: «Да, Николай Петрович». Ему все было понятно. Он спокойно сел в машину и был доставлен нами в следственное управление, где старший следователь по особо важным дела при прокуроре РСФСР Владимир Олейник, будущий судья Конституционного Суда России, предъявил обвинение и провел первый допрос. Задержанным был начальником Главного управления торговли Москвы Николай Трегубов. На улицу он из ЦК КПСС вышел без партийного билета и статуса депутата Верховного Совета РСФСР. Вот эти слова мне и вспомнились. После допроса он был доставлен нами в СИЗО «Лефортова», где начальник изолятора полковник Медведев любезно угостил меня с Лоевским чаем.

               Параллельно с моим задержанием в другой части города была проведена такая же спецоперация в отношении адвоката Веры Шаровой. Ее признали моей   соучастницей в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК РФ. Эта норма права предусматривает уголовную ответственность за вмешательство в деятельность следователя с использованием служебного положения. Это не тяжкое преступление. Ответственность по этой статье предусмотрена  в виде  штрафа или лишение свободы сроком до 4 лет с отбыванием наказания в колонии-поселении.  

               В частности, предъявленное нам обвинение было сформулировано следующим образом: «Устно, а также путем демонстрации заранее изготовленного листа с печатным текстом довели до Раевского Ю.А. требования об отказе от ранее данных им показаний, изобличающих …Геннадия  в совершении вымогательства у Шамарина В.С., и изменении их в пользу  …Геннадия, угрожая при этом Раевскому Ю.А., в случае не исполнения указанного требования, длительным лишением свободы, а также негативными последствиями для него и его семьи…».

                  Заявляю всем, что это обвинение  и вынесенный нам с Шаровой приговор  о признании нас виновными во вмешательство в деятельность следователя  абсолютно не соответствуют ни закону, ни тому, что было на самом деле.    

                  Причем, обвинение основано исключительно на показаниях Раевского, преследовавшего цель угодить следствию. Этим он надеялся на то, что его действия о вымогательстве у Вадима Шамарина будут квалифицированы всего лишь, как самоуправство. Иначе ему, уже дважды судимому за вымогательство, имеющему непогашенную судимость за похищение человека и его убийство в целях завладения квартирой, по нынешнему делу грозит признание особо опасным рецидивистом с отбыванием наказания в колонии особого режима. А реальный срок ему при такой биографии вероятнее всего отмерят в пределах 10 -12 лет.  Что касается манеры дачи им показаний обо мне и Шаровой, то она напоминает рассказ знаменитого гоголевского  персонажа  Ноздрева  о Чичикове из «Мертвых душ»: на любой вопрос Кондюриной с нужным подтекстом и интонацией  Раевский понятливо отвечал утверждением.                

                  При все этом истинная причина того, что меня «упрятали» в СИЗО, «пристегнув» Шарову, заключалась в том, что я, защищая своих подопечных Геннадия и Михаила, «достал» беззаконие следователей тверского СУСКа. Они являлись основными расследователями дела о вымогательстве, по которому, как я уже отметил, Раевский являлся обвиняемым. Утром 6 июля 2023 г. на Интернет-просторах появилась моя публикация «Следователю Дубасовой приснился сон», а после обеда я и Шарова, не имевшая  к этому отношение, были водворены под  стражу.

                Важным в этом деле является следующее: если даже признать обоснованным обвинение в том, что я и Шарова угрожали обвиняемому Раевскому, то привлечение нас  к уголовной ответственности является незаконным. И вот почему: руководитель следственного управления Альберт Кизимов, возбудивший в отношении нас уголовной дело исходил из того, что высказав угрозы и требование Раевскому, мы вмешались в деятельность по расследованию  уголовного дела в отношение обвиняемого Раевского. Исполняющий обязанности прокурора области Евгений Денисов согласился с такой квалификацией и, утвердив обвинительное заключение, направил дело в суд. Судья Московского районного суда г. Твери Евгений  Цветков тоже проявил солидарен со следствием и прокурором. В итоге 27 февраля 2024 г. «прозвучал приговор трибунала»: мне и Шаровой дали по году реального лишения свободы, которые предстояло провести  в колонии-поселении. Однако суд освободил нас из-под стражи в связи с отбытием назначенного нам  наказания.   Дело в том, что день пребывания в СИЗО в силу закона  засчитывается как два дня нахождения в колонии-поселении.  Таким образом  7 месяцев 21 день покрыли наш срок наказания.

               А теперь о том, почему в наших действиях, выражаясь по обывательски, нет преступления. Как уже отмечено, нас признали виновными в том, что путем угроз обвиняемому Раевскому и требованием изменить показания мы вмешались в деятельность следователя. Какого конкретно следователя по делу не указано, да это и не имеет значения для данной публикации. Важно, что Верховный Суд России неоднократно указывал, что под вмешательством в деятельность следователя понимается воздействие на следователя непосредственно или через друзей.

                Например, отменяя приговор Белгородского областного суда   в отношении Куприной,  Судебная  коллегия по уголовным делам   ВС РФ в кассационном определении от 3.07.2002 г. по делу № 57-о02-15 отметила:

              Объективная сторона данного преступления заключается во вмешательстве в деятельность   следователя,  которое выражается в непосредственном воздействии на   следователя путем дачи указаний, советов либо в какой-либо иной форме.

             Или другой пример: в Алтайском крае адвокат Овсеев был обвинен во вмешательстве в деятельность следователя путем воздействия на свидетеля. Но краевой вынес оправдательный приговор. Прокурор, как водится, обжаловал его. Однако Судебная  коллегия по уголовным делам ВС РФ  в кассационном определении от 3.04.2003 г. по делу № 51-КПо03-16 отметила: «Диспозиция ст. 294 ч. 3 УК РФ  предусматривает вмешательство в деятельность следователя, но не воздействие на свидетеля. При таких обстоятельствах, как правильно указал суд, действия Овсеева  не образуют состава преступления».

              Для убедительности приведу еще один пример. Отменяя обвинительный приговор Приморского краевого суда   и прекращая производство по делу, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в кассационном  определении от 14.02.2006 г. по делу № 56-о05-94 указала:  

            «Диспозиция этой статьи указывает, что такими действиями являются различные формы воздействия на следователя как непосредственно, так и через его близких, знакомых, совершенные умышленно и направленные на достижение указанной в законе цели.

            Как видно из материалов дела, целью Юрок и Щедрин  действительно было создание препятствий для полного и объективного расследования дела, тем самым они посягали на установленный порядок досудебного производства по уголовным делам.

            Однако приведенные в приговоре обстоятельства свидетельствуют о том, что на следователя они не воздействовали, непосредственно в его деятельность не вмешивались, а договорились создать препятствия для проведения следствия иным способом — путем принуждения свидетеля к уклонению от дачи показаний.

            Такие действия не составляют объективной стороны рассматриваемого состава преступления.

             Следовательно, установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что Юрок и Щедрин  не совершали действий, предусмотренных ст. 294   УК РФ. Приговор в этой части подлежит отмене, а дело — прекращению за отсутствием в их действиях состава данного преступления».

                Так образом ВС РФ однозначно утверждает, что преступлением является лишь воздействие на следователя, а не иного участника расследования, каковым являлся обвиняемый Раевский.

                Так в чем же дело? Допустить, что   Кизимов, Денисов и Цветков не знали о позиции высшего судебного органа  невозможно хотя бы потому,  что в подававшихся   им жалобах описывались определения ВС России. Неужели причиной беззакония послужила безответственность и   вседозволенность?

                                  Вообще-то дело необычное не только из-за того, что приговор вынесен вопреки столь очевидной позиции ВС РФ. Перед завершением расследования следователь в очередной раз обратился в суд с ходатайством о продлении нам срока содержания под стражей меня и Шаровой. Суд, естественно, удовлетворил его и также естественно, что мы подали апелляционные жалобы. Во время их рассмотрения дело уже находилось в Московском районном суде.  Учитывая это, прокурор заявил ходатайство об изменении меры пресечения на домашний арест. Но… суд отказал  прокурору.

                 Разбирательство дела по существу у Цветкова началось с ходатайства государственного обвинителя о  переводе нас на домашний арест. Но Цветков отказал  прокурору и мы продолжили житие  на своих «шконках».

                  Следующее заседание оказалось еще более интересным: прокурор заявил отвод судье Цветкову. Беспрецедентный случай, которого в практике не было.

               Таким же невиданным случаем является то, что Раевский, убийца и вымогатель, потенциальный особо опасный рецидивист, которому светит длительное лишение свободы в особых условиях, через два месяца из СИЗО был переведен на домашний арест. В этом положении он находится по сей день. А ведь Верховный суд указал, что это является признаком того, что обвиняемый может скрыться от суда, уничтожить доказательства, препятствовать иным способом.

               17 июня    судья областного суда Алексей Власов будет рассматривать апелляционные жалобы на приговор, а также жалобу прокурора на отказ ему в отводе судьи.  Однако зная, что такое апелляция в областном суде,  ни я, ни Шарова не рассчитываем на положительный результат. Его можно будет достичь лишь во Втором кассационном суде в Москве. Он-то не станет, полагаю, противопоставлять себя  Верховному Суду России.

                Есть ли справедливое правосудие?      

 

 

 

Абдулла Экаев

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

 

32 Комментарии

  1. Лечащий врач :

    Экаев тот ещё сказочник… Помнится мне ,что ему принудительно делали экспертизу на вменяемость — в Бурашево, в психиатрическом лечебном учреждении.. пролежал он там пол года, под всякими препаратами и психотропами.. Видимо лечение помогло, но не надолго! Новые сказки Андерсена начались!
    Видимо заново надо на принудительное лечение отправлять..

    9
    25
    1. Алексеич. :

      А вы по данному делу и его аргументами можете что-то сказать не переходя на личность? А то выглядит как в том фильме — » сам дурак».
      Главное в этом деле не «наводить слепых на столбы» что вы и пытаетесь сделать

      10
      1
    2. откаты :

      Экспертиза на вменяемость не может длиться более 30 дней — это я про российские законы. В наше время человека отправляют на психиатрическую экспертизу тогда, когда уголовное дело совсем разваливается. Там можно человека чем-то «подкормить» и сделать невменяемым. Сам тот факт, что перед первой посадкой за Экаевым ходили топтуны и откровенно показывали, что они ходят за ним, уже указывает на то, что его готовили сделать невменяемым. Чтоб он орал, что его преследуют, а следователи бы смеялись, что ему все кажется и это было бы основанием для упаковки в определенное заведение. Таковы реальности нашей правоохранительной системы. Это была обычная практика в советское время — всех диссидентов и несогласных с властью признавали психами. Увы, советские практики возвращаются.

      7
      1
    3. Пенсионер :

      Прошли годы, я пенсионер. Лет 15 назад имел отношение к делу об убийстве нотариуса. Экаев опубликовал тогда интересную статью. Оказывается она до сих пор доступна в Интернете. Называется «Судья-самодур Владимир Андреев». В отношение Экаева возбудили уголовное дело об оскорблении и провели три судебно-психиатрические экспертизы. Амбулаторную, в Бурашево и Сербского. Очень хотелось получить заключение, что у него не все в порядке с головой. Ничего не вышло. И никто, ничем его не колол. Слышал от коллег, что дело дошло до Европейского суда, который признал его незаконным и Экаеву присудил 20 000 евро. Не знаю, получил ли он эти деньги. Чтобы ни говорили, он грамотный адвокат, горой стоит за своего клиента.

      10
      2
  2. Народная мудрость :

    Где суд, там и неправда

    6
    1
    1. Спинозе :

      Чувак, поставивший «минус» народной мудрости, привнес в дискуссию некую изюминку. Мужик, ты реально крут! Поздравляю, ты написал бредовый бред, так как, получается, что где суд, там и правда. Ну ты и дурак.

  3. Место встречи изменить нельзя... :

    Еще раз налицо профонация и профнепригодность деятелей из тверских СК и Прокуратуры.

    6
    3
  4. Они до сих пор трясутся и ссутся от страха :

    Экаев — не вызывающий к себе глубокого уважения персонаж, но славу себе он сыскал в борьбе с корпоративным «правосудием», которое за денежки кому угодно могло сплясать польку-бабочку. Абдула поднял (а может частично сам сочинил) целые горы компромата. Весь город стоял на ушах, а «правосудие» дрожало от страха в ожидании, что за ними придут наследники дела Феликса Дзержинского.

    5
    1
    1. Знаток жизни :

      Экаев издавал свою газету «Тверской репортер». В ней он печатал то, что не позволяли себе другие издания. Знаю, даже честные судьи втихаря ее читали и ждали нового выпуска. Всех удивляло, откуда он все узнает. А ответ лежал на поверхности- он был и остается отменным советским опером. Только использует свой опыт и знания в адвокатуре. А что касается возможного выдумывания компромата, то думаю он писал исключительно о фактах. Иначе он не вылезал бы из уголовных дел.

      8
      2
  5. Весел :

    Роевский…..кто это ??
    Поподробнее пожалуйста.
    Почему о нем речь идёт…..а тема не раскрыта ?

    1. тверичанин :

      На сайте Экаева статья «Следователю Дубасовой приснился сон». Очень развернуто описан Юрий Раевский, следователи Дубасова, Кондюрина и другие. Стоит почитать

      1. Историк :

        Дубасова — деревня в составе Горноуральского городского округа и Пригородного района Свердловской области России.

      2. Историк :

        Журналист Ергали Жумахана: «Командир отряда заставы Кондюрин был беспощадным и злым человеком.

    2. Историк :

      Рае́вский (14 [25] сентября 1771, Санкт-Петербург, Российская империя — 16 [28] сентября 1829, Бовтышка, Киевская губерния, Российская империя) — русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года, генерал от кавалерии (1813).

  6. Доцент :

    Видно же из статьи Экаева о Дубасовой, что наш Раевский убийца, подлец и мерзавец. При выдаче паспорта нужно было изъять у него фамилию, чтобы он не позорил исторические личности

    4
    1
  7. Друг :

    Лично знаю Абдуллу Юнусовича. Не перестаю удивляться его профессионализму, стойкости и преданности долгу. Ведь он уже трижды по много месяцев сидел в СИЗО, дважды был в колониях, но все такой же. Верный друг, но с недоброжелателями не церемонится

    7
    2
  8. Бар :

    Абдулла Экаев: «Mein Kampf» — так должна называться статья!

    1. Орел-стервятник :

      «Майн Кампф» г. Экаева столь же увлекателен и правдив как и у его предшественника
      ху дожника Адольфа Алоизовича Шикльгрубера.

  9. Пришло тут пару мыслей.. :

    Сейчас есть дела, к которым мог бы руку приложить Экаев. Другим они не по силам. К примеру, он мог бы взять тот же Торжок, где построили котельную и при этом разорили тех, кто строил. А если они выиграют в суде выплату им денег, то возможно, разорится и сам Торжок. Пока что на поверхность всплыли лишь 130 миллионов, но стоит копнуть поглубже, и потянется ниточка… Не исключено, что торжокская схематоза засветится и в других райцентрах, а там глядишь и Руденя удерет куда-нибудь — подальше от липких лап Закона.

  10. читатель :

    Наверняка напишет, когда окончательно отойдет от дел и кое-кому мало не покажется

  11. словоруб :

    Экаев чеченец. Он соответствует высказыванию Льва Толстого: «Чеченцы верные друзья, но страшные враги».

    4
    3
  12. Неравнодушный :

    Если бы все были такими как уважаемый Абдулла Юнусович, то жизнь в России для честных и порядочных людей была бы замечательной, а холуям и холопам места там где им и положено находится.

  13. Кузьмич :

    Да, Экаев для кого-то не подарок. Но этим он интереснее только

  14. Бывший чиновник :

    Я знаю как пишет автор. Читал в предыдущие годы. По техническим ошибкам видно, что нынешняя статья написана в спешке. Но само содержание интересное, поучительное, свидетельствует о том, что не стоит уповать на справедливость всех судов. Поэтому автор вновь рискует пострадать за клиентов. Такое у Экаева было, когда он не сошел с дистанции при защите главы администрации Твери Олега Лебедева. Дело было прекращено, но Лебедева все равно посадили по другой статье. Правда прежде следствию пришлось посадить Экаева, обвинив его в том же, что и сейчас. Не зря восхищаются его стойкостью.

    4
    1
  15. Совремннник :

    Экаева приходилось лично видеть в процессе.
    Хамство и эпатаж, и спекуляции .
    Как сейчас модно говорить- хайп любой ценой.
    Это про таких сказано, что лекарство похуже болезни.

    3
    2
    1. Защитник правды :

      Не скажите ли вы, когда и в каком процессе вы видели Экаева. Мне доводилось быть его клиентом и видеть его в как у следователя, так в суде. То, что вы пишите есть зависливое слюнобрюжжание. Так когда и в каком процессе вам довелось видеть Экаева?

      4
      1
    2. Аналитик :

      Современник это адвокат. Наверно проиграл Экаеву процесс и в кармане делает фигу.

  16. Дедушка :

    Судя по названию статьи кому-то лавры одного ефрейтора не дают покоя

  17. Граф :

    Подельник этого Раевского Олег Иванов еще на зоне Ржева женился на дочке судьи Юлии, она директор МФц на Трехе, живет у них дома и мазу тянет за дружка

Напишите комментарий без цензуры

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

css.php